О государственном неравенстве: без него наша знать не чувствует свободы

Сейчас иные россияне начинают требовать равноправия: хотят, чтобы мажоров, сбивающих под наркотой людей, и ворующих чиновников судили как обычных граждан. Однако Российская Федерация с каждым днем все больше напоминает «Россию, которую мы потеряли». То есть царскую, допотопную, где высшие классы имели все – кроме будущего. Низшие – ничего, кроме обещавшей им светлое будущее Революции.

Вот как это дело понимали царские чиновники, пострадавшие от ненавистного им народа. Слово – генерал-лейтенанту Евгению Ивановичу Балабину, видному военному деятелю Российский Империи, полководцу Белого Движения. В Великую Отечественную он примкнул от души к гитлеровцам, которых почитал за освободителей той самой потерянной им России – и вот что писал в 1943-м году:

«Эти формирования имеют огромное значение для нас, русских. Ведь это огромная сила против большевиков – наших смертельных врагов. Чем больше попадет в эти формирования людей, ненавидящих большевиков, тем лучше и тем больше шансов на успех. Ведь большевизм может каждую минуту захлестнуть весь мир. Здесь, за границей, сколько угодно готового материала для него, те же вопросы, почему господам привилегия ездить на автомобилях, в поездах на первом классе и пр. То же самое было в России у большевиков. Хам требует себе равноправия. Это и есть большевизм. Если его не уничтожить в России, он распространится по всему свету».

«Генерал Власов. История предательства», т.1, стр. 188, документ № 46.

А вот как сегодня в нашей стране, победившей некогда фашизм и его поклонников из русского дворянства, высшая знать рассуждает на тот же счет:

«Если свобода, то не может быть равенства. Потому что свобода – это луг, на котором растут цветы и травы, и каждая трава поднимается в меру своей силы. Равенства нет: одна более сильная, другая послабее, а третью вообще не видно. А если равенство, то это подстриженный газон, все равны, но никакой свободы…

Если бы пораньше об этом задумались наши горе-интеллектуалы, то, может быть, повнимательнее отнеслись бы к этому соблазнительному лозунгу: «равенство, братство, свобода», ведь революция совершалась, в первую очередь, ради свободы».

30 октября 2017 г. Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

То есть нынешняя церковь вторит царскому генералу, ставшему в один строй с фашистами для борьбы против «хамского равенства». Объясняет непонятливым, что равноправие – это большевизм, а неравенство – свобода! Поэтому если вам хамит чиновник, да еще лезет в ваш карман – не возмущайтесь, такова теперь у нас свобода по-царски. Вы – хам, а он – свободный человек. Свободный во всех смыслах – и от уголовного наказания тоже.

Помните, враги свободы: каждый раз, когда вы спрашиваете, откуда на руке религиозного деятеля часы за пару миллионов и почему детям чиновников и маститых депутатов дорожные правила не писаны – вы впадаете в грех злостного левачества. Негодуете, что общенародные когда-то промышленность и природные ресурсы служат исключительно узкой группы лиц, что одни ворочают миллиардами, а детям других собирают на операции СМСками? Вы – хамы и большевики.

Если народ требует от государства равноправия, он спятил, он против самой природы, создавшей одних цветами, а других навозом для удобрения этих цветов.

Если мы за эволюционное развитие России без революций и большевиков, понастроивших этих хамских заводов – равноправия быть не должно. Народ должен смирно пахать конем, а баре и барчуки за его счет вольготно отдыхать за границей. А если кто-то из хамья начнет требовать этого равенства и братства, угрожающих барской свободе, должен немедленно получить прикладом в зубы.

 

По материалам Николай Крикунов

По материалам: http://publizist.ru/blogs/4796/30917/-

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *