На устроенный властью хоровод на проспекте Сахарова почти никто не пришел

В Москве на проспекте академика Сахарова в воскресенье, 16 июня, прошел согласованный с мэрией митинг «Закон и справедливость для всех». Изначально демонстрация планировалась как акция в поддержку задержанного Ивана Голунова, но после освобождения журналиста лозунг был изменен.

Организаторы, среди которых владелец газеты «Московский комсомолец» Павел Гусев, председатель Союза журналистов России Владимир Соловьев, а также журналист RT Екатерина Винокурова, ожидали, что мероприятие посетят до 20 тысяч человек. По оценкам полиции, на митинге собралось около 1600 человек. Журналисты же насчитали примерно 600 участников демонстрации. Ни один из участников не был задержан.

Владимир Соловьев сообщил «Интерфаксу», что официально пригласил прийти на митинг Ивана Голунова. «Все хотели бы услышать его рассказ о том, что было в прошедшие дни, и его мнение о том, как нам развивать гражданское общество», — заявил глава СЖР. Но Голунов на мероприятие не пришел.

В День России на акциях в поддержку Голунова задержали сотни участников

Ранее 12 июня, в День России, в Москве прошел несогласованный с властями митинг в поддержку Голунова. В ходе мероприятия полиция задержала несколько сотен человек, среди них были и журналисты, которые пришли на демонстрацию с редакционным заданием. Некоторым участникам акции назначили административные штрафы.

Еще один митинг в поддержку Голунова должен состоять на проспекте академика Сахарова 23 июня. Мероприятие организует Либертианская партия совместно с профсоюзом журналистов и работников СМИ. Демонстрация согласована со столичной мэрией.

Maxim Mironov: Условия сделки по Голунову и ее последствия

После освобождения Ивана Голунова РБК, «Медуза», а также главные редакторы этих и других изданий не только выразили радость по этому поводу, но и выступили с просьбой 12 июня остаться дома и участвовать только в согласованных акциях:
— Заявление редакции РБК
— Заявление Галины Тимченко, Ивана Колпакова, Дмитрия Муратова, Елизаветы Осетинской и Сергея Бадамшина
— Пост в Facebook главреда “Медузы” Ивана Колпакова

Некоторые из авторов этих текстов пытались оправдываться, что СМИ не должны призывать участвовать в несанкционированных акциях. Но как точно заметил Александр Плющев в диалоге с Осетинской, это две большие разницы — не призывать ходить и призывать не ходить. Понимали ли это подписанты обращений? Уверен, что понимали. Люди они не глупые. Значит, включение этого пункта было обязательным условием сделки с властями по освобождению Голунова.

Здесь важно подчеркнуть, что в противостоянии гражданского общества и властей главные редакторы выступили не нейтрально, как они пытались это представить, а на стороне властей. Задача мэрии была всеми силами избежать массовых протестов 12 июня. Именно угроза массовых несанкционированных протестов и явилась основным фактором освобождения Голунова накануне. Чем меньше вышло бы людей, тем проще их разогнать. Условно 10,000 человек разогнать еще можно, 20,000 уже сложно, а 50,000 уже практически невозможно. Подписанты этих обращений помогли властям снизить количество протестующих до приемлемо для властей уровня. Протестная энергия, направленная против властей, была перенаправлена в противостояние гражданского общества и журналистов, а также одних журналистов против других журналистов (значительная часть журналистов не согласилась с позицией «мы своего вытащили, а после нас хоть потоп»). Излюбленная тактика властей «разделяй и властвуй» и на этот раз показала свою эффективность. К тому же, подобная публичная позиция так называемых независимых СМИ дала властям моральное право жестко разгонять всех смутьянов. Если вам такие либералы, как Тимченко, Колпаков, Муратов и Осетинская говорят: «Сидите дома и пейте», а вы все равно претесь на улицу, значит, для вас Голунов был лишь предлогом, и вам главное — побузить. Ну, тогда не обижайтесь.

Почему главные редакторы уважаемых изданий пошли на сделку с властями? Ведь они понимали, что освобождение Голунова (как и отправка его под домашний арест) было следствием давления общества, и властям, чтобы снизить это давление, в любом случае пришлось бы эту проблему решить? Есть три причины.

Во-первых, СМИ, даже независимые, заинтересованы во взаимодействии с государством. Им нужны контакты внутри власти, чтобы добывать информацию. Им нужно получать аккредитацию на различные мероприятия и т.д. Связи в государственных структурах обеспечивают СМИ тот необходимый эксклюзив, который важен для существования любого издания.

Во-вторых, волна недовольства спадет, а государство у нас злопамятное. Чиновникам, в особенности руководству МВД, очень не понравились ощущения последних дней (посмотрите, как некомфортно приходиться Колокольцеву оправдываться перед камерами за своих подчиненных). Вполне возможно, власти пригрозили этим СМИ будущими проблемами. Проблемы устроить легко – от наложения штрафов и организации всяких проверок до отзыва лицензии СМИ под каким-нибудь предлогом.

Наконец, в-третьих, нынешние независимые СМИ де-факто является бенефициарами существующего режима. Хотя они без конца пишут критические заметки и ругают «кровавый режим», тем не менее, именно он обеспечивает им комфортную нишу на рынке. Если бы волна общественного недовольства вышла бы из-под контроля и смела бы властную вертикаль, то на смену самоцензурируемым кастратам пришли бы нормальные СМИ, у которых не было бы внутренних ограничений и запретных тем. В этом смысле их положение похоже на положение системной оппозиции. Как только будет либерализовано политическое поле, тут же все эти ЛДПР, КПРФ и «Справедливая Россия» отправятся на свалку истории.

Хотя уважаемые журналисты в этот раз решили сыграть на стороне властей, в долгосрочной перспективе они все-таки проиграли.

Во-первых, согласившись на освобождение Голунова на таких условиях, они существенным образом понизили безопасность всех остальных журналистов в России, включая сотрудников своих изданий. Ведь именно угроза несанкционированного марша численностью от 20,000 человек заставила властей отпустить Голунова. Среди этих 20,000 человек журналистов было всего несколько сотен. Остальные – неравнодушные люди, которых возмутил полицейский беспредел, когда невиновному человеку по заказу внаглую подбрасывают наркотики и фабрикуют уголовное дело. Допускаю, что большинство тех, кто собирался выйти 12 июня не знали до этой истории, кто такой Голунов, и протестовать они хотели не за Голунова (хотя это было формальным лозунгом), а против полицейского беспредела, который проник во все сферы нашей жизни. Всем этим людям плюнули в души: «Мы своего вытащили, а ваши пусть продолжают сидеть, нас это уже не касается». В будущем это резко понизит стимулы общества впрягаться за журналистов. В таких условиях властям проще запугивать журналистов и сажать тех, кто им чем-то не понравился (см., к примеру, кейс Соколова из РБК).

Во-вторых, эта сделка ставит независимые СМИ в еще большую зависимость от власти. Теперь чиновники могут всегда позвонить этим главным редакторам и сказать: «Когда вы попросили, мы вашего вытащили, что же вы так сейчас плохо себя ведете?». А может, и звонить никто никуда не будет. Принесет как-нибудь Голунов Колпакову заметку о воровстве в московской мэрии, а тот ему скажет: «Ваня, ты пойми, когда тебе было плохо, чиновники мэрии помогли тебя выпустить. Я тебе понимаю как журналист, но по-человечески как-то нехорошо про них гадости писать. Что у нас, мало коррупционеров? Напиши что-нибудь про Сечина». К тому же, мы не знаем секретной части «пакта Молотова-Риббентропа». В настоящий момент обе стороны не хотят, чтобы общество знало о сути соглашения между властями и главными редакторами.

В-третьих, это негативно сказывается на всем рынке российских СМИ. Во всем мире СМИ зарабатывают на рекламе и подписке. Эта модель успешна только в том случае, если у СМИ есть репутация. В России с этим проблемы, поэтому так распространены суррогаты СМИ – блоггеры, YouTube-каналы прочие самиздаты. Отсутствие репутации и, как следствие, возможности честно зарабатывать деньги кидает издания в руки олигархов и государства. Если с акционерами РБК (Григорий Березкин), «Коммерсанта» (Алишер Усманов), «Ведомостей» (Демьян Кудрявцев или кто за ним стоит) все было уже давно понятно, то с появлением «Медузы» и The Bell у общества были связаны какие-то надежды. Эта история показала, что по сути они мало чем отличаются от традиционных либеральных СМИ, и своих акционеров они скрывают не от государства (уверен, что властям то их акционеры хорошо известны), а от общества. В критической ситуации у властей на редакции этих изданий есть точно такие же рычаги влияния, как и на «Ведомости», РБК и «Коммерсант». Отсюда мы получаем новое падение доверия общества к СМИ, невозможность ими честно зарабатывать деньги и, как следствие, еще более глубокое падение в руки олигархов, которые всегда в трудной ситуации объяснят главным редакторам, что и как нужно писать.

Я бы не хотел, чтобы мой пост был расценен как призыв гнобить журналистов, которые в непростой момент решились на сделку с властями. Важно помнить, что не главные редакторы разгоняли и задерживали демонстрантов, а полиция, которой команду дали московские и федеральные власти. Как я уже писал по поводу похожего случая с Нютой Федермессер, у власти намного больше возможностей что-то предложить активным профессионалам, чем у оппозиции. Власть может дать этим людям деньги, ресурсы и возможность заниматься любимым делом. Ничего удивительного, что когда им это понадобилось, они смогли подобрать ключик к сердцам Тимченко, Колпакова, Муратова и Осетинской. Здесь главное не скатиться в морализаторство «как они могли так поступить???». Подавляющее большинство морализаторов никогда не ставились перед подобным выбором. К тому же не стоит забывать, что нами правят выходцы из КГБ СССР и они профессионально умеют разводить, запугивать и сталкивать единомышленников лбами.

Несмотря на всю некрасивость истории с протестами 12 июня, не нужно чтобы это все трансформировалось в войну общества и СМИ. У нас такие СМИ, которые соответствуют состоянию нашего гражданского общества и чтобы что-то изменить, нужно воевать не с ними и даже не с отдельными их представителями, а совсем с другими людьми. Теми, кто сейчас радостно потирает ручки, видя, как гражданское общество ругается с журналистами.

По материалам: http://publizist.ru/blogs/112889/31622/-

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *