9 мая 2014 года. Карательная операция в Мариуполе

День 9 мая 2014 года для мариупольцев стал точкой отсчёта новой реальности, в которой они оказались.

Уже сражались Славянск и Луганск, уже и в Мариуполе были первые жертвы противостояния, но у большинства оставалась стойкая уверенность в том, что украинская армия не сможет стрелять в свой народ. Поэтому и не боялись останавливать бронетехнику голыми руками, поэтому и стыдили украинских военных, пытаясь им что-то объяснить…

Новая реальность между тем была всё ближе.

1 мая в Мариуполе прошла традиционная демонстрация, во время которой люди стали передавать друг другу новость о том, что внезапно сменился начальник городской милиции. Здесь нужно сказать, что в городе действовало негласное соглашение штаба ДНР и городской милиции: ополченцы не вооружаются, милиция их не разгоняет. Это соглашение появилось после кровавых событий 16 апреля 2014 года в воинской части Мариуполя и вполне успешно действовало вплоть до 1 мая.

До сих пор нет ответа на вопрос – кто спровоцировал побоище, закончившееся большими жертвами (точное число неизвестно), в воинской части, расположенной практически в центре города. Всё чаще местные краеведы, собирающие материал по событиям 2014 года, склоняются к мысли, что уже на тот момент в Мариуполе действовала группа провокаторов.

После окончания первомайской демонстрации часть её участников отправилась к зданию УВД, где люди и узнали, что приказом министра внутренних дел Украины начальником Мариупольского городского управления назначен полковник милиции Валерий Андрущук. Мариупольцы устроили митинг под стенами УВД с требованием вернуть прежнего начальника Сергея Горулько. Андрущук на удивление быстро согласился, и здесь же было зачитано его прошение об отставке. Мариупольцы, поверив, разошлись.

На тот момент город уже был окружён блокпостами, но на них дежурили не военные, а мариупольские милиционеры и сотрудники ГАИ. Военных вокруг Мариуполя было много, однако все они не горели желанием воевать, а ждали приказа на выход из Донбасса: тогда ещё все надеялись, что в Донбассе повторится крымский сценарий. В Мариуполе также находилась группа спецназа МВД «Омега», прибывшая в середине апреля. Эта группа курировалась лично Аваковым и занималась провокациями и ликвидацией неугодных (этот спецназ был замечен 9 мая возле здания УВД).

Милиция в большинстве своём была настроена против власти, которая установилась в Киеве после государственного переворота. С 1 марта до 1 мая в городе сменили трёх начальников УВД в попытке найти более или менее лояльного Украине, Андрущук, таким образом, стал четвёртым. В Киеве понимали, что нужно каким-то образом взять под свой контроль городскую милицию, и именно на Андрущука возлагались определённые надежды. И он, действительно, отличался от всех предыдущих начальников милиции: если те тянули время и старались понапрасну не ссориться с ополчением, а только обеспечивали порядок в городе, Андрущук с ходу попытался начать аресты «сепаратистов» и зачистку здания горсовета, на тот момент захваченного ополчением.

Удивительно, но факт: захватив здание городского совета, ополченцы пропускали работников исполкома в свои кабинеты и следили за сохранностью имущества и документов. Таким образом, в городе было достигнуто своеобразное равновесие: милиция охраняет порядок, но не борется с «сепаратистами», городская власть фактически подчиняется Киеву, но лояльна к восставшим, а ополчение старается лишний раз не провоцировать ни тех ни других.

Что касается ополчения, то настоящего ополчения в Мариуполе, конечно, не было. Все, кто готов был с оружием в руках отстаивать независимость Донбасса, уехали в Донецк, и это объясняет, почему Мариуполь удалось так быстро «зачистить» после 13 июня 2014 года. Несомненно, знали о слабости мариупольского ополчения и в Киеве, поэтому видели свою главную задачу в «усмирении» мариупольской милиции.

О том, что конкретно произошло в самом здании УВД утром 9 мая, до сих пор точно не известно. Ясно одно – случился конфликт между личным составом и новым начальником.

Существует версия о том, что Андрущук потребовал разогнать «пророссийский» митинг на День Победы, а милиционеры отказалась это сделать. В результате конфликта новый начальник милиции, выстрелив в одного из подчинённых, убежал в свой кабинет, где забаррикадировался и вызвал по телефону Нацгвардию, чья база находилась в нескольких километрах от города в Володарском районе.

Напомним, Национальная гвардия как военное формирование с правоохранительными функциями на базе МВД Украины (причём с привлечением новых военных кадров на добровольческой основе) была создана в марте 2014 года указом и. о. президента. К Нацгвардии присоединились и боевики батальонов «Днепр-1» и «Азов», которые обосновались на территории пионерских лагерей на побережье в районе Мариуполя. Потому-то атакующие здание УВД были одеты по-разному: в обычную форму украинских ВСУ и в чёрную форму добробатов.

Не прошло и получаса, как по городу на полной скорости уже мчались БМП, они так спешили, что даже повалили по дороге столбы с рекламой и огромные ели в центре города. Боевая техника была под украинскими флагами, о чём свидетельствуют многочисленные видеозаписи.

Всего на помощь Андрущуку прибыли на четырёх БМП около пятидесяти человек, вооружённых автоматами, гранатомётами и пулемётами. Понятно, что такими силами они не собирались воевать со всем городом, цель была – расправиться конкретно с группой милиционеров. А заодно, судя по тому, что стреляли просто в толпу людей, которая не представляла опасности, – с целью запугать население.

Нужно сказать, что все поставленные цели Нацгвардия выполнила.

Свидетели уверяют, что прибывшие военные не сразу начали стрелять, а сначала вели какие-то переговоры с теми, кто был в здании УВД. Однако переговоры эти были недолгими. И тогда по управлению открыли огонь.

Это происходило на фоне того, что в центре города было полно людей – они возвращались с митинга, посвящённого Дню Победы, а, услышав взрывы, тогда ещё непуганый народ шёл проверить, что происходит. В результате под стенами УВД собралась огромная толпа мариупольцев, которые снимали бойню на телефоны.

Поэтому видеозаписей мариупольской трагедии осталось достаточно много. Да и знаменитый мариупольский стример Влад вёл репортаж с городских улиц в течение нескольких часов.

Вскоре в здании УВД начался пожар, в это время там находились не только правоохранители, среди которых были и женщины, в подвальном помещении располагалась криминальная лаборатория, пожар же распространился на все три этажа.

Мариупольцы вырвали решётки со двора здания, и части милиционеров удалось спастись, люди их тут же переодевали в гражданскую одежду и они уходили, смешавшись с толпой.

Пожарную же машину «доблестные украинские воины» долго не пропускали к горящему зданию, а подъехавшую машину скорой помощи, которую вызвал кто-то из толпы, просто расстреляли практически в упор.

Сам Андрущук выбрался через окно и сбежал, ходили слухи, что его то ли убили, то ли он попал в плен к ополченцам, однако вскоре он появился в Мариуполе живой и здоровый.

Осенью 2014 года Андрущук заявил в интервью городскому сайту «0629» о том, что на УВД совершили налёт… чеченцы. Однако не отрицал, что Нацгвардию в Мариуполь вызвал по телефону он, вероятно, для защиты от чеченцев.

Рассказал он и о причине конфликта с подчинёнными: «Я хотел полностью отстранить от несения службы мариупольскую ППС, потому что там были 100 процентов предатели, работающие на спецслужбы России. Я попросил направить в город подразделения ППС из других областей Украины. Накануне 9 мая в Мариуполь прибыла рота ППС из Черкасс. Мы готовы были восстановить контроль над ситуацией в городе. Бандитам, понятное дело, надо было во что бы то ни стало этому помешать».

Насколько это соответствует истине – неизвестно, однако накануне 9 мая в город действительно прибыли черкасские подразделения ППС, у которых хватило благоразумия не вмешиваться в происходящее.

Но вернёмся в тот день, 9 мая 2014 года. Здание УВД полностью выгорело. Сколько там погибло людей на самом деле – точно неизвестно, милиционеры в частной беседе говорят о 56 погибших. По официальной версии – на порядок меньше.

Кстати, непосредственно командовал всей этой операцией по «принуждению к покорности» командир батальона территориальной обороны Сергей Демиденко при участии Олега Ляшко, который, увлёкшись, сам начал отдавать приказы об уничтожении всех «ватников» и «колорадов». Однако после убийства Демиденко первым сбежал из Мариуполя на своём автомобиле именно Ляшко, оставив, по сути, полсотни военных с оружием в руках без командования. И просто повезло, что военные в такой ситуации струсили и, оставшись одни, буквально бежали из города. Бежали, бросив один БМП в центре города, а второй за городом, когда заглохли моторы.

Мариупольцы посчитали эти БМП своим трофеем и, покатавшись по городу, сожгли.

К вечеру в городе установилось полное безвластие: начальник милиции пропал, начальник ГАИ был убит, милиции не было, исчез и мэр города. Вечером неизвестные взорвали дамбу, оставив город без воды, а ночью начались погромы магазинов, в первую очередь оружейных и охотничьих. На следующий день на металлургических заводах были сформированы бригады из металлургов, которые взяли под свой контроль порядок в городе, после чего погромов больше не было, а вот здание городского совета сожгли. До сих пор неизвестно, кто это сделал.

Мариупольская трагедия явилась последним актом пьесы устрашения, поставленной поистине адским режиссёром. Первым актом был Днепропетровск, в котором очень тихо ещё в феврале-марте 2014 года уничтожили сотни людей, готовых оказать сопротивление захватившим власть в Киеве. Об этом мало говорят и пишут, и уже почти не помнят. Вторым актом стала Одесса, третьим – всего через неделю – Мариуполь. Нацистская власть не собиралась нравиться ни Мариуполю, ни Одессе, не собиралась перетянуть жителей юго-востока на свою сторону. Задача стояла – запугать. И это удалось…

Прошло пять лет. И, несмотря на обилие видеозаписей о том, что происходило в Мариуполе в тот день, украинские СМИ не стесняются каждый год писать о том, что на мариупольскую милицию напали ополченцы. А на сгоревшем здании УВД уже в мае 2015 года открыли мемориальную доску, при этом начальник милиции Донецкой области Вячеслав Аброськин сказал торжественную речь: «Именно в этот день «оборотни» совершили нападение на городское управление милиции Мариуполя…» Как быть с тем фактом, что нападавшими командовал известный всем радикал Ляшко, Аброськин не уточнил.

В 2014 году городская газета «Приазовский рабочий» (№ 67 от 13 мая 2014 г.) поместила на первой полосе анонс статьи «На День Победы армия уничтожила из пушек и автоматов горуправление милиции и стреляла по безоружным горожанам».

«Заметим, что в 12.55 в редакцию «ПР» поступил звонок от человека, который сообщил, что он вместе с другими работниками мариупольской милиции находится внутри здания горуправления и ведёт бой. Звонивший просил, чтобы журналисты передали командованию штурмом, что обороняющиеся готовы к переговорам, и добавил: «Молитесь за нас!» «ПР» передал информацию о готовности к переговорам мариупольским силовикам, обещавшим сообщить её руководству операцией. Была ли информация передана, мы не знаем. Очевидно одно: в тот день не было никаких переговоров или других попыток разрешить ситуацию миром, без человеческих жертв. Все находящиеся на Георгиевской видели, что бой идёт только на уничтожение.

Бой у горуправления милиции длился около трёх часов. Разгромив само здание и, как сказали собравшиеся, расстреляв всех его оборонявших, солдаты начали уходить. Бронетехника выезжала по улице Георгиевской вниз к Торговой, а оттуда – на проспект Ленина и вверх – на выезд из Мариуполя. Одна из БМП заглохла, и её так и бросили на перекрестке улицы Торговой с проспектом Ленина, где машина сразу же стала трофеем активистов ДНР. И кто-то из них случайно нажал на спуск пушки, в стволе которой ещё был снаряд. Пушка выстрелила, и снаряд разбил угол жилого дома на перекрестке проспекта Ленина и улицы Торговой», – писала газета через три дня после трагедии.

А всего через два года, в 2016-м, в статье «Кровавый май» эта же газета с тем же редактором и коллективом редакции сообщает: «Поздравление ветеранов, мирное шествие, торжественное собрание на площадях города и народные гулянья – таким должно было быть 9 мая 2014 года в Мариуполе. Но у российских диверсантов по этому поводу было другое мнение. Праздник победителей они превратили в кровавую расправу».

Пять лет живут мариупольцы в новой реальности. Привыкли молчать в транспорте и в магазинах. Привыкли не отвечать то, что думают на вопросы надоедливых журналистов на улицах города. Киев уверенно рапортует, что «Мариуполь – это Украина», а жители города – все сплошь настоящие «патриоты самостийной».

Но вот лишь один маленький случай, который точно характеризует, как живёт город и что он думает на самом деле.

В магазине в очереди в кассу за солдатом ВСУ (которых в городе огромное количество) стоит мама с двумя мальчиками – двух и пяти лет. Солдат поворачивается и даёт младшему конфету. Тот не берёт, отказывается. И тогда старший звонко на весь магазин выдаёт: «Правильно! Придут наши, тогда можно будет брать!»

Мариуполь до сих пор верит – наши обязательно придут…

Екатерина Романова, «Одна Родина»

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен

Ньюс Фронт на Яндекс. Дзен


По материалам: https://news-front.info/2019/05/09/9-maya-2014-goda-karatelnaya-operatsiya-v-mariupole/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *