С Европриветом!

В песенном конкурсе “Евровидение” победила украинская певица Джамала с песней про депортации крымских татар.

Я этот конкурс не смотрю, но за результатами слежу весьма внимательно. Ибо Евровидение — это не просто песенный конкурс гомосексуалистов в хорошем смысле этого слова. Это определение неполно. Полное определение будет таким: Евровидение — это песенный конкурс гомосексуалистов в хорошем смысле этого слова, который устраивают и которым руководят гомосексуалисты в плохом смысле этого слова. То есть политики.

В принципе, чем дело пахнет, можно было бы понять и раньше — когда на Евровидение вдруг пропустили политическую песню, хотя оные по правилам конкурса категорически запрещены. Никто не стал бы так нагибать организаторов, чтобы потом просто позволить этой песне занять второе, третье или десятое место. Так что уже в тот момент, когда этот номер протащили, уже было понятно и то, какой результат конкурса запланирован.

Голосование полностью соответствовало моим ожиданиям.

Картинку можно тыкать под нос согражданам либеральных убеждений в момент произнесения ими тирад про то, что “нас теперь везде ненавидят”. Как видно из голосования — отношения с народами у нас вполне приличные. Ненавидят нас специально отобранные и обученные этому делу люди.

Но это все шелуха. Важно то, что теперь будет и зачем все это.

У меня есть версии.

Что получили наши партнеры в результате удачно проведенного конкурса?

Во-первых, они получили новую звезду правильной с их точки зрения политической ориентации. Это явно хорошо для политической конюшни некоего Джемилева, в которой ранее находились только некие Ислямов и Чубаров. Когда смотришь на их фото, где они втроем, сразу щупаешь карманы. А такое впечатление — не очень хорошо для ведения успешной внешней политики. Джамала — совсем другое дело.

Все это, в свою очередь, означает, что США решили активизировать действия по Крыму. Плюс нужно вспомнить, что было, когда украинской участнице дали приз Евровидения в прошлый раз. А был — первый Майдан. Майдана на этот раз, может, и не будет, но надавить на Порошенко, чтобы больше слушался, это поможет.

 

Самое главное, что из Джамалы с помощью Евровидения, как ранее из Алексиевич при помощи Нобелевской премии, создан рупор для пропаганды.

Второе, что создано этим конкурсом — это ситуация, в которой следующее Евровидение пройдет на Украине.

Ситуация в принципе знакомая.

Наши уважаемые западные партнеры за последнее время совершенно утеряли стыд, а вместе с ним и чувство стиля (или наооборот) и тонкость, и ляпают один и тот же шаблон во все ситуации: Олимпийские Игры в пекине — война с Грузией, Олимпийские Игры в Сочи — переворот на Украине.

Теперь вот Евровидение на Украине.

Что это даст?

Есть наивные люди, которые полагают, что это даст Украине возможности в области “народной дипломатии”, что Украина сможет продемонстрировать себя миру как состоявшееся европейское государство.

Но есть одна проблема: ЭТОГО НЕ МОЖЕТ БЫТЬ. Куда Украина денет толпы правосеков и “хероив АТО”, “Азова”, “Айдара” и пр. генофонд нации, который сама же и распихала по структурам МВД и армии, выдав корочки и оружие?

Так что нет.

Это даст помещение на все время конкурса на Украину огромного количества европейских зрителей, чиновников и функционеров, артистов и так далее. Все они будут помещены на это время — в украинский информационный контекст.

Для того, чтобы устроить в этот момент какую-то провокацию, — лучшей ситуации не придумать. Во-первых, вся публика будет видеть происходящее украинскими глазами, а во-вторых, ее присутствие гарантирует безнаказанность.

Вы просто представьте себе телевизионную картинку, как какой-нибудь еврогей, с остатками попаленных перьев торчащих из организма, с размазанной косметикой кричит в камеру: — О Боже! У Путина шагающие танки! Они жгут все вокруг! Остановите его! — и весь этот леденящий душу абсолютный беспощадный абзац смотрит весь мир, вывалив язык у экрана.

Если выберут какой-то город неподалеку от Крыма или Донбасса — значит, выбрали именно этот сценарий. Впрочем, им неслабо и в Киеве или во Львове что-нибудь рвануть — для демонстрации ужасов российского терроризма, например.

Впрочем, я сейчас думаю: а не хватит ли у украинских политиков упоротости, чтобы назначить Евровидение прямо в Крыму? У них сейчас как раз очень подходящая компания подобралась при главных рычагах — Ляшко, Аваков, Порошенко, Парубий, Луценко. Вменяемость там решительно в маргиналах.

Впрочем, есть еще один вариант: выберут Одессу. Чтобы мирно и безопасно устроить чёрную мессу с плясками на костях сожжённых.

Почему я так плохо думаю? Потому что Украина.

P.S. Виктора Мараховского

К сказанному ув. коллегой стоит добавить одно соображение. Технология целевого создания восточноевропейских знаменитостей, противостоящих чудовищному российскому режиму, в последнее время засбоила и фактически перестала работать.

Так, присуждение Нобелевской премии писательнице Алексиевич дало ей известность, угасшую спустя пару месяцев — и не повлекло за собой эффекта, какой безусловно дался после награждения А.И. Солженицына в далёком 1970-м. По очевидной причине: за Солженицыным стояла реальная идеологическая война Запада с советской Россией. А Алексиевич бессодержательна.

Поверить в то, что европейским мега-хитом станет грустный фолк на экзотическом языке, невозможно (собственно, и зрительское голосование это подтвердило). А значит, и у новой бессодержательной звезды, кроме утверждённого в приказно-политическом порядке, не будет настоящего поля для применения.

Чтобы искусство стало настоящим политическим высказыванием — за спиной у него должна стоять реальность. Например, освобождённая от террористов Пальмира.

А когда его нет — реальность можно лишь имитировать. Европейские медиа (у нас просто об этом мало знают) регулярно вытаскивают на свои полосы пронзительные интервью с какими-то «русскими писателями», «русскими актрисами» и т.п., решительно обличающими далёкую Родину. За исключением крошечного набора московских креакл-оппозиционеров, которым всё ещё удаётся жить по принципу «делать деньги в России, а жить Там», — вся эта загадочная публика представляет собой пытающихся заработать эмигрантов, вовсе неизвестных или давно забытых.

Эффект от них нулевой.

Примерно такой же, каков эффект песенной крымской победы на Евровидении в деле отъёма Крыма у России в реальности.

Роман Носиков

По материалам: http://publizist.ru/blogs/5/12675/-

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *