Россия на грани(начало)

 
 

Готов ли Кремль защитить прошлое, настоящее и будущее нашей Родины?                                                                                                           Начиная с 2012 года Россия подвергается нарастающему давлению своих западных «партнеров» во главе с Соединенными Штатами Америки. Это давление выходит далеко за рамки нормальных межгосударственных отношений и описывается терминами «гибридной войны», «прокси-конфликта», неизменными оставляющими которых оказываются дискриминационные санкции, провокации, информационная война, раздувание «горячих точек» по периметру национальных границ и внутри страны, активизация «пятой колонны», террористические акты и «цветные революции». При этом государство, избранное в качестве объекта агрессии, на весь мир объявляется «агрессором», «мировым злом» и «угрозой человечеству». Что может наша страна противопоставить новому нашествию «коллективного Запада», способна ли она, как во времена Наполеона и Гитлера, остановить очередного претендента на единоличное всемирное господство?

Симптомы поворота

В нашей стране — под воздействием целого комплекса объективных причин — назревают фундаментальные перемены практически во всех областях жизни. С разных географических направлений слышится гул громовых раскатов приближающейся крупномасштабной войны. Она, по сути, уже идет на Ближнем Востоке — в Сирии и Ливии, в Средней Азии — в Афганистане, грозя перекинуться на «постсоветское» пространство и, конечно, — на Украине, где вооруженные формирования необандеровской «евромайданной» хунты ежедневно обстреливают народные республики Донбасса, а российские власти, потупив взор, всё еще — даже после террористических акций в Крыму — говорят о неких «партнерах» из числа совершавших государственный переворот в феврале 2014 года и запятнавших себя кровью уже десятков, если не сотен тысяч людей. Конечно, можно на экранах федеральных телеканалов неустанно говорить об успехах в сельском хозяйстве или о победах наших спортсменов, но «момент истины» неминуем, он приближается, словно шаги Командора в пушкинской трагедии «Дон Жуан», поэтому делать вид, что ничего не происходит, уже не удаётся. Волей-неволей, как бы сами собой, стихийно и бессистемно, принимаются какие-то ответные меры. И в них уже просматриваются главные очертания «нового курса». Прежде всего, это — известные кадровые перемены на всех уровнях «властной вертикали». Но пока перед нами — только первые симптомы изменений, которые обуславливаются как внешними факторами, так и — в определенной степени — приближающейся избирательной кампанией.

Но процесс «чистки» элит, совершенно необходимый для выживания страны, идёт пока точечно и сверхмягко. Мы видели аресты двух губернаторов: Александра Хорошавина в Сахалинской области и Никиты Белых в Кировской области. Мы видели отставки главы президентской администрации Сергея Иванова, который долгое время поддерживал прозападный либеральный финансово-экономический блок во главе с Эльвирой Набиуллиной и Антоном Силуановым (выведенным из состава руководства «Единой России»), а также министра образования и науки РФ Дмитрия Ливанова, ответственного за разгромную «реформу» отечественной школы с введением ЕГЭ и Академии наук, подчиненной какому-то ФАНО. Из Киева отозван одиозный Михаил Зурабов, с именем которого связываются не только украинская катастрофа, но и «монетизация социальных льгот», а также «пенсионная реформа», которая превратила Пенсионный фонд РФ в перманентного получателя бюджетной помощи…

Говорят, что зашаталось кресло и под мэром российской столицы, удивляющем Москву с бесконечным перекладыванием бордюрного камня и дорожных покрытий, сносящего все «ларьки» в пользу крупных ритейл-компаний (а такая монополизация грозит новым искусственным голодом в «час Х»), давшего «зелёный свет» кратному повышению жилищно-коммунальных расходов для москвичей. Претензии в адрес «преемника Лужкова» зреют не только «снизу», но и «сверху», в ближайшем окружении российского президента.

Данные подвижки говорят о многом. Кремль видимо стал все отчетливее понимать неэффективность и бесперспективность либерально-монетаристской модели «вашингтонского консенсуса», равно как и растущую непопулярность данных фигур. И после выборов 18 сентября мы неизбежно должны увидеть перемены, в большей мере отвечающие характеристикам момента и настроениям российского общества. А значит действующий идиотизм экономической политики, когда более 100 млрд. долл. лежат в американских банках фактически под отрицательный процент, а отечественная промышленность и сельское хозяйство задыхаются без оборотных средств, должен уйти в прошлое. И финансы должны вернутся в страну, что, безусловно, требует полной замены финансово-экономического блока правительства, тех людей, которые годами поддерживают экономику сначала потенциального, а теперь уже реального военно-политическго противника России. Признаемся, что не только эти факторы влияют на приближающиеся изменения. В конечном счете, при предвоенном положении страны нужен мобилизационный вариант управления экономикой, а на «либеральный курс», встроенный в структуру противника. Здесь в первую очередь работает механизм американского давления на Москву и Кремль.

Действующая российская политическая и экономическая элита, если бы это было в её силах, несомненно, всё оставила бы на прежних местах. Её полностью устраивает сложившийся государственный механизм и тот уровень доходов, который она извлекает при его помощи. Да и либеральные рецепты экономики, которые позволяли надеяться, что они будут приняты в мировую элиту. Но не тут-то было. И вот здесь и вступает в дело то, что мы можем назвать «американский внешний фактор». США за последние годы в особенности при В.Путине неуклонно наращивали давление на Россию. Более того, демонтажу были подвергнуты традиционные сферы российского влияния — такие, как Украина, Молдавия, Закавказье, Средняя Азии и Прибалтика. Более того, была совершена попытка «белоленточного» переворота в самой Первопрестольной. «Коллективному Кремлю» не оставалось ничего иного, как начать огрызаться (помните путинскую метафору с загнанной в угол крысой?), что и привело к небывалому всплеску русофобии в правящих кругах Америки и Запада в целом. Это столь ярко проявляется сейчас в нынешней избирательной кампании на пост президента США, в которой флагман «антипутинизма» Хиллари Клинтон готова нанести по России удары в рамках «гибридной войны» со стороны Кавказа, а также двух вспомогательных направлений — Украины и Средней Азии. Х.Клинтон явно войдет в Белый дом в январе 2017 года. И этот новый этап наступления на Россию сегодня практически полностью подготовлен.

Для Соединенных Штатов тотальная победа над Россией необходима и в силу того финансово-экономического кризиса, который они переживают. Добиться «разгрома изнутри» коммунистического Китая как главного стратегического соперника в борьбе за мировую гегемонию невозможно, поскольку коммунистическая бюрократия и идеология не позволяют действовать внутри страны. А вот с Россией это возможно. И главное, что подстегивает Вашингтон, — это собственный финансовый кризис.

Мировой кризис и война

Действительно, сегодня человеческая цивилизация стоит на пороге глобального системного кризиса, масштаб которого сопоставим разве что с «неолитической революцией», о которой мы знаем только по данным археологии и палеонтологии, — тогда, около 12-10 тысяч лет назад, утверждают учёные, вымерло свыше 90% homo sapiens: из-за быстрого истощения кормовой базы, которую пытались восполнить даже каннибализмом. Но выжили, в основном, те общины, которые от охоты и собирательства перешли к земледелию и скотоводству. Не исключено, что-то похожее — только уже на уровне государств, а не общин — ожидает всех нас уже не в очень далеком будущем. Тем более, что Россия — чрезвычайно богатая ресурсами (по разным оценкам, от 25% до 35% мировых) и чрезвычайно малонаселённая (менее 2% человечества) страна. Поэтому желающих попользоваться российскими ресурсами в своих интересах всегда было более чем достаточно. И нынешнее время — не исключение. Даже наоборот.

Глобальная экономика под эгидой и контролем США, исчерпав к началу 70-х годов ХХ века лимит планетарного пространства и его передела из-за создания ядерного оружия, начала усиленно эксплуатировать ресурс времени — через эмиссию «фиатных денег» и финансовых деривативов. И если эпоха Великих Географических открытий длилась почти четыре с половиной века (от плавания Колумба до начала Первой мировой войны), то эпоха Великой финансовой эмиссии (от упразднения 36-м президентом США Ричардом Никсоном «золотого» доллара до нынешнего дня) займёт максимум четыре с половиной десятилетия. При мировом ВВП примерно в 84 трлн. долл., финансовых обязательств выпущено уже больше чем на четыре квадриллиона, то есть почти на пятьдесят лет вперёд. При таком «горизонте событий» экономика существовать не может.

Золота нет, долговым распискам, именуемым «деньгами», и «добрым словам» про непременное в будущем и всеобщее процветание никто уже не верит — значит, наступает «час булата». Война всегда шла рука об руку с кризисом, война — это кризис, кризис — это война, они неразделимы.

Повторимся: глубина и масштаб нынешнего кризиса таковы, что не имеют видимых аналогов в человеческой истории. Более того, кризис переживает сверхвысокоорганизованная цивилизация, обладающая гигантским экономическим, информационным и военным потенциалом, достаточным для полного и практически мгновенного саморазрушения, «возврата» не просто в «каменный век», а в «каменный век» без его природных ресурсов. Эта угроза дамокловым мечом висит над современным человечеством. Не будь её, всё было бы совсем иначе: методы «дипломатии канонерок», а сегодня — «дипломатии авианосцев» никто не забыл, против Югославии, Ирака и Ливии они применялись в достаточно полном объёме.

Но выйти из нынешнего кризиса за счёт уничтожения геополитической «мелочи» и перераспределения её потенциалов невозможно в принципе. А в открытую «по-крупному» воевать нельзя. Отсюда такое повсеместное распространение «международного терроризма», «цветных революций» и прочих «войн по доверенности», «прокси-конфликтов», «гибридных войн» etc. — «экспорта хаоса», направленного на ослабление и дискредитацию вероятного противника, его союзников: реальных и даже потенциальных.

Именно это мы и видим за последние годы на мировой арене: глобальный конфликтный потенциал нарастает чуть ли не в геометрической прогрессии, захватывая один регион мира за другим, распространяясь буквально на все сферы человеческой деятельности: от космоса до Олимпийских игр, от компьютерных сетей до шоу-бизнеса, от финансовых транзакций до масс-медиа. И очень похоже на то, что эти процессы, несмотря ни на какие меры предосторожности и безопасности, вот-вот могут выйти из-под контроля, как неуправляемая атомная «цепная реакция», — слишком велика и близка к критической их совокупная «масса». Глобальный геополитический «Чернобыль» всё ближе.

Идёт спровоцированная извне гражданская война на Украине, расширяется спровоцированная извне гражданская война в Сирии, активизируется спровоцированная извне война в Йемене, усиливаются спровоцированные извне гражданские войны во многих государствах Африки, углубляется «кризис мигрантов» в Европе, развивается конфликт вокруг островов в Южно-Китайском море, продолжается оккупация Афганистана, грозит «взорваться» ситуация в Центральной Азии. Но очевидно, что главный узел всех этих конфликтов завязывается вокруг России: многонациональной и многоконфессиональной, «под завязку» наполненной внутренними противоречиями, по мировым меркам — сказочно богатой и кажущейся, несмотря на свой гигантский военно-стратегический потенциал, «колоссом на глиняных ногах». Готова ли наша страна в этих сложнейших условиях защищать своё прошлое, настоящее и будущее?

Путин и призрак нового ГКЧП

Особую актуальность этому вопросу придаёт произошедшая 25 лет назад «крупнейшая геополитическая катастрофа ХХ века» — уничтожение Советского Союза. СССР, как известно, был сверхдержавой, реально второй экономикой мира, обладающей собственной «сферой влияния» по всей планете и военно-стратегическим паритетом с США и их союзниками. Но вся эта мощь рассыпалась, по историческим меркам, в одночасье: с момента начала горбачёвской «перестройки» до момента спуска красного флага с серпом и молотом над Кремлем и перед штаб-квартирой ООН в Нью-Йорке (25 декабря 1991 года) прошло всего шесть с половиной лет.

Возможно ли повторение «советского» сценария 1991 года в современной России? Ведь её потенциал намного меньше советского, уровень социального неравенства внутри страны просто зашкаливает, этноконфессиональные противоречия также чрезвычайно обострены, а вокруг нашей страны — особенно на её западных границах — возник новый «санитарный пояс» из антироссийски настроенных государств-«лимитрофов», включая Украину?

Всё это так, но существуют мощные факторы, которые потенциально препятствуют возвращению «призрака ГКЧП».

Первый из них — фактор общественного сознания. Российское общество — в той мере, в которой можно говорить о нём, как о целостной единой системе, вовсе не видит своей целью полностью и безоговорочно, «хоть тушкой, хоть чучелом» встроиться в «цивилизованный проамериканский мир», как это было с советским обществом 25 лет назад. Четверть века «перестройки» и «рыночных реформ» избавили наших соотечественников, в массе своей, от иллюзий и по поводу благ «цивилизованного мира», и по поводу возможного места в нём. Хотят ли россияне сегодня «жить как в Америке», «жить как в Швеции» или жить как где угодно еще? Те, кто этого хотел, давно живут в Америке, Швеции и где угодно еще. А те, кто остался, хотят жить в России.

Второй фактор — фактор управляющих «элит». Если в 1991 году их интересовала «конвертация власти в собственность» с вывозом активов за рубеж, то сегодня их интересует, в первую очередь, проблема безопасности своих зарубежных активов, поэтому «новорусские» остапы бендеры срочно переквалифицируются в управдомы, справедливо полагая, что «хозяева» «коллективного Запада» готовы отобрать у них всё, как только почувствуют относительную безнаказанность подобного шага. Именно это обстоятельство вызвало к жизни «феномен Путина» как «точки сборки» интересов «новорусской» элиты.

Третий фактор — фактор медиа-пространства. Советский Союз «удушали в объятиях», рисуя «новый дивный мир» на основе «общечеловеческих ценностей», «либеральный рай», «конец истории» вместо «коммунистического рая». России сегодня угрожают, на Россию сегодня клевещут, Россию сегодня давят санкциями и «прокси-конфликтами». Против России начали «гибридную войну» — и это ни для кого не секрет. А уж война — так война, тут всё понятно: кто враг, кто друг, а кто предатель.

Четвёртый фактор — геополитический. У Советского Союза к 1991 году не осталось ни одного реального союзника за рубежом. Ни по политической, ни по идеологической линии. Отказ от «красного проекта», сдача «соцлагеря» в Европе и по всему миру, — какие могут быть союзники у потенциального самоубийцы? Сегодня Россия восстановила разрушенный Хрущевым в 1956 году стратегический союз с Китаем, на сегодня — первой экономикой планеты, и вокруг «оси Москва—Пекин» собирается всё большее число стран мира, не желающих попасть в зубы американскому «товарищу волку» и его шакалам-союзникам. Да и союзники США начинают всё больше опасаться того же самого. Кризис — не тётка, воюют все. И со всеми.     Александр Нагорный, Николай Коньков    25.08.16                                        

По материалам: http://publizist.ru/blogs/109440/14401/-

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *