Путину: «А что мы, Владимир Владимирович, с Вами максимизируем – добро или деньги?»

Содержание:

 

ДЕНЬГИ – ЭТО ИДЕЙНЫЙ УБЛЮДОК

ВОПРОС: РАДИ ЧЕГО?

ЛИБЕРАЛИЗМ УБИВАЕТ СВОЕГО ЗАЩИТНИКА

ИММУНИТЕТ ХРИСТИАНСКОГО ДОБРА

ЛИБЕРАЛИЗМ – ЭТО ОТМЕНА ПРАВОВОГО ПОЛЯ

 

ДЕНЬГИ – ЭТО ИДЕЙНЫЙ УБЛЮДОК

 

В настоящее время ярко проявились две вершины человечества, которые диктуют свою волю людям: деньги и добро. Деньги не прощают ничего. Добро прощает любые грехи и любые долги. Автор задаётся вопросом: «А нужно ли обожествлять деньги, если за две секунды можно доказать, что выше денег находится добро, а деньги не пощадят ничего, в том числе и само добро. Да, иногда, очень редко, деньги идут на благотворительные нужды. Но это исключение, которое лишь подчёркивает общее правило.

Существует закон, о котором либералы лукаво умалчивают: если мы максимизируем деньги, то мы отменяем право в государстве. Ибо право происходит от морали – это написано на первой стране учебника по праву. Деньги отменяют мораль. Как это ни прискорбно. Деньги приносят свои законы, законы безнравственного поведения. Фактически они отменяют юрисдикцию государства, так как имеют глобальный характер. И это было бы ещё ничего, если бы вместе с этим они сохраняли общественную мораль. Нет, они её разрушают и уничтожают.

Но бюджет с его наполнением нужен, как воздух. Только обожествлять его не надо. Деньги должны знать своё место, как знает своё место рука или нога в теле человека, желудок или печень. Тело пойдёт туда, куда его поведёт разум, а разум руководствуется идеей. И какая это будет идея – разрушительная или добрая – вот в чём вопрос. И добро, и разрушение проявляются во времени, в его продолжении. На коротком отрезке времени – в малом – телом может руководить и идея утолить голод. Но нельзя, чтобы эта идея переходила в бесконечную жадность и господствовала над телом и разумом постоянно. Либеральная модель поведения движется именно такой идеей бесконечной жадности. Для разумного человека, согласитесь, — это нонсенс.

Казалось бы, я говорю азбучные истины, но тогда почему так живуча вульгарно-либеральная идеология, неприкрыто направленная на разрушение общества индивидуальным эгоизмом? Не потому ли, что целью этой идеологии является разрушения всего нравственного и установление пресловутого рабства?

 

ВОПРОС: РАДИ ЧЕГО?

 

Наш премьер Д.А. Медведев часто повторяет фразу про оптимизацию финансов страны, особенно расходов. При этом он лукаво не уточняет, будет ли производиться оптимизация в сторону максимизации или минимизации. Согласитесь, Владимир Владимирович, что какая-то разница в этих подходах должна быть.

Сегодня только ленивый не ищет подсказку в нашем дальнейшем выборе пути как в глобальном масштабе, так и на уровне нашей страны.

Навальный видит выход из человеческого кризиса в искоренении коррупции, как будто этого достаточно.

Зюганов – в приспособлении коммунистической идеологии к реалиям частной собственности.

Глазьев – в изменении экономической модели страны с колониальной на самостоятельную.

Каждый экономист предлагает свой экономический выход из экономического кризиса, как военный может предложить лишь военный выход.

И лишь государственный стратег, стоящий над ними, понимает, что общество пока что цементируется законами государства и вершиной морали, которую выбрало для себя. Общество – это сложный организм, сложнее тела человека. Но главная идея его самосохранения на протяжении длительного времени – в большом – должна быть совершенно ясной для руководителей государства.

К большому сожалению, доказать, что это так, нам не удастся. И если Вы, Владимир Владимирович, это понимание несёте явно, то многие части нашей управленческой машины пока что желают лучшего.

Да, коррупция вредит во многом. Да, с нею необходимо бороться. Да, с частной инициативой необходимо не только мириться, а поддерживать её. Однако, строить благосостояние миллионов людей на максимизации либерального эгоизма, откровенно убивающего общество, просто дико. Не лезет ни в какие ворота. Разум отказывается понимать такую, с позволенья сказать, мораль!

Не надо искать иголку в стогу сена! Когда мы оперируем категориями общественной морали, самыми главными для человека и человечества, нам поневоле очень хочется знать, ради чего мы живём.

Известно: чтобы быть сильным, нужно поддерживать свою целостность на высоком уровне. Государство не исключение. Однако, взглянув шире на наше государство, вдруг обнаруживаем, что наше государство постоянно принимает законы, ослабляющие его целостность. Налицо тенденция максимизации ослабления страны. Каков же предел этой максимизации? Наверно, в полной ликвидации государства, как того требует либеральная идеология.

 

ЛИБЕРАЛИЗМ УБИВАЕТ СВОЕГО ЗАЩИТНИКА

 

Почему я в заголовке статьи поставил вопрос о максимизации?

Потому что, как показывает практика и знание критериальности Природы, если мы что-то максимизируем, то это что-то превращается в нашего тирана, в нашего абсолютного Бога, а мы полностью оказываемся в его власти.

Если мы максимизируем добро, то целостность стоит на критерии добра. Тут как бы всё понятно, ибо все вопросы и проблемы решаются, исходя из добра и ради добра.

Если же мы максимизируем деньги, согласно модели либерализма, то и живём ради денег и, рано или поздно, в идеале количество денег в мире, точнее, долларов как мировой валюты, завалит нас всех. Но о какой целостности  общества и государства можно при этом говорить? Могут ли деньги сами по себе обеспечить целостность, если они увеличиваются, в основном, аморальными методами?

Конечно, нет, потому что о другой стороне – о максимизации их обеспеченности ресурсами материальными, организационными, нравственными  – при либеральной идеологии речи нет. Наоборот, в системах оптимизации максимизация одного показателя приводит к минимизации многих других. Что мы и наблюдаем в экономике развитых стран: доля реальных производств в их ВВП постоянно падает, уступая первенство услугам и «финансовым пузырям» – обманкам.

Ещё как-то можно понять, когда отдельные личности максимизируют количество денег. Ибо на самом деле они просто надеются, что рынок сам по себе предоставит им все недостающие блага. Но это лукавство чистой воды. Ибо рынок превращается в поле битвы монополий. Рынок, свободный, о котором мечтали либеральные капиталисты, исчезает, схлопывается, как мыльный пузырь.

Все экономические науки лукавы, ибо они не оперируют глобальным критерием нравственности, обеспечивающим обществу гарантию будущего, а принимают для оптимизации критерии промежуточные, а зону их действия – кусочную. На такой мелочности далеко не уедешь. Доказывать общие тенденции на условиях фрагментарности – это, по меньшей мере, глупо. Или преступно. Но либеральная идеология строит всю свою обоснованность на этом обмане.

Если мы отделяем частную собственность от государства, оставляя государству функцию её защитника и судьи, то максимизируем экономический идеал частной собственности. По сравнению с этим идеалом идеал государства отмирает вообще, точнее, он минимизируется, стремится к нулю. Даже функция защиты. Это принципиальное противоречие либерализма лукаво не замечается его идеологами. Либерализм требует от государства защиты и убивает его.

Налицо противоречие неразрешимого толка, в котором нет будущего для государства. Поэтому из защитника государство на практике превращается в примитивный клановый инструмент манипуляции и сознанием людей, и потоками материальных благ во имя частной собственности. Это мы уже видим, в этом мире мы уже живём. Интересы государств уже определяются интересами частного бизнеса, вошедшего во власть. Наступила эпоха либерального рабства.

 

ИММУНИТЕТ ХРИСТИАНСКОГО ДОБРА

 

Европейская цивилизация потеряла целостность, ибо она потеряла ориентир на вершину человечества. Без неё она обречена на самоуничтожение и на добивание. Она потеряла свой иммунитет.

Мы, наконец, должны признать, что целостность общества, государства достигается тираническим господством главного критерия созидания на основе добра и с вершиной добра. У нас же, в европейской цивилизации, уравнены в правах рождение и созидание нового, его расцвет и разрушение. В Природе, в её метаболизме, разрушение всегда стоит после периодов созидания и расцвета. Нужно сначала родить новое для перехода в расцвет, для завершения расцвета и для создания всех условий для запуска следующих этапов созидания и расцвета согласно законам преемственности. И только после этого включается разрушение и начинается этап увядания.

Без преемственности рождения нового будущего нет. Но преемственность полностью стоит не на разрушении, а на добре, высочайшей нравственности. Только при высокой этичности существует высокая степень благоприятного прогноза человечества.

Как правило, среди нас бытует примитивное сознание без знания основных законов Природы. Если бы это наблюдалось только среди основной массы народов, то ещё полбеды. Но эта философия полностью подчинила собой лидеров человечества, которые своей безграмотностью уже поставили мир на грань катастрофы, а, может быть и за грань.

Для разрушителя в Европе предоставлено равное право с добром, с созиданием, с иммунитетом. Это означает, что разрушение имеет колоссальное преимущество перед добром, ибо оно пользуется аморальными приёмами, а добро себе этого позволить не может. Самоидентификация разрушения, нравственного зла с позиции равного права с добром и нравственностью приводит к ускоренному вымиранию населения.

Чувство наслаждения, гедонизм, ради которого вдруг стал существовать человек, превратились в разрушающий наркотик.

Европа разоружилась, для неё как бы не стало врагов, все равны по примитивной модели. Подобное добро для разрушителя – это добровольная смерть для благодетеля.

Мы оказались в состоянии, когда разрушение диктует нам свои требования намного раньше, чем созидание может включиться. Это приводит к тому, что в Европе не рождаются дети, запрещается сам факт рождения и, следовательно, дальнейшего созидания и расцвета. Инстинкт самосохранения запрещён. Расцвет цивилизации не наступает, точнее он имитируется ложными, лжехристианскими идеями.

Почему это произошло?

Христианский принцип добра и любви был примитивно перенесён на разрушителя безо всякой оглядки на его агрессивную сущность. Благодушие и наступивший в Европе комфорт отключили у лидеров ЕС инстинкт самосохранения.

Агрессия разрушителя тоже имеет своего тирана – главного критерия, подчиняющего всю жизнь разрушителя своим требованиям и законам. Реально мы видим смертельную войну главных критериев, главных идей человечества, ради чего оно может сделать свой выбор.

Без религий и религиозных знаний нам не понять суть работы тирана-критерия. Религии же очень понятно и явно преподносят нам иллюстрацию борьбы Бога и Сатаны и предупреждают нас о том, что бывает при борьбе высших критериев человечества. Говорят о нашем подчинении им.

Понятия добра и зла, любви и ненависти не были в философии человечества разработаны с точки зрения его безопасности перед природными и духовными силами разрушения.

Не надо строить иллюзий относительно христианского добра. Добро тоже обязано иметь свой иммунитет. Вспомним хотя бы предупреждение наших поэтов: «Добро должно быть с кулаками!». Иначе как найти тот спасительный для нас баланс природного иммунитета, который необходим под гарантию будущего?

Поэтому мы, во многом понимая Вас, Владимир Владимирович, хотим, чтобы рядом с Вами находились люди, точно так же исповедующие главную идею добра и его иммунитета, как Вы.

 

ЛИБЕРАЛИЗМ – ЭТО ОТМЕНА ПРАВОВОГО ПОЛЯ

 

Мы должны понять – глобального частного критерия для каждого человека быть не может. Частный – он уже не глобальный.  Он всегда частный.

Поиск будущего приводит к двум моделям: к той, что мы уже имеем, и к той, где главным критерием для человечества всё же является критерий добра. Только второй вариант гарантировано обеспечивает будущее человечеству.

Об отмирании государств в глобальном масштабе пока нет и речи, ибо отмирание государства есть и его смерть, и смерть общества. Ибо государство поддерживает правовое поле общества. Никакой либерализм этого не может. Он – разрушитель. Он – обманщик. Он отменяет правовое поле, как вначале он отменяет причину права – мораль.

Пока что мы видим жёсткую колониальную политику подчинения со стороны одного сверхгосударства, которому выгодно ослабление других государств.

Поэтому, если мы хотим сохранить русский мир, то обязаны противопоставить колониальной идеологии другую идеологию: идеологию более сильного государства. А это означает одно: целостность нашего государства должна стоять не на частной собственности, убийце государства, а на абсолютном критерии высокой нравственности. Думы о народе со стороны наших либералов – это мысль о том, чтобы народ не умер с голоду, это активный поиск той грани, за которой раб превращается в труп.

Другого выхода нет, если хотим, чтобы ни мы, ни человечество не самоуничтожились. Продолжать максимизировать деньги и надеяться на лучшее – это не просто самообман. Это – самоубийство.

Когда совсем недавно в нашей стране был произведён либеральный обвал рубля, то нас заверяли, что кроме хорошего, это не давало ничего плохого. Нет, это была атака на добро. Прежде всего, под минимизацию расходов попала медицина и те лекарства, которые закупались за рубежом.

По материалам: http://publizist.ru/blogs/108398/13451/-

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *