Ольга Туханина. Госдума играет на повышение – пенсионного возраста и своего вранья

Итак закон о повышении пенсионного возраста принят Госдумой в первом чтении. Без всяких смягчающих поправок. «За» проголосовали практически все депутаты от «ЕР». Кроме одной-единственной – Натальи Поклонской. Три другие парламентские партии голосовали против. Тут любопытен случай коммуниста Леонида Калашникова. Он – медийное лицо КПРФ, не вылезает из телевизора. Но во время голосования воздержался. Может быть, его теперь ожидает переход на какую-нибудь ответственную работу в правительство или в Администрацию президента?

Общество уже было готово к такому развитию событий. Надежд на президента или на то, что у депутатов проснётся совесть или хотя бы чувство политического самосохранения, не существовало. А протестная волна пока не достигла нужного размаха. Хотя, вероятно, она будет усиливаться к осени. Тогда и надо будет считать протестных цыплят.

Сейчас полезно вспомнить, каким образом обществу втюхивали этот закон, в чём и как врали.

 

1. Реформа будет мягкой, постепенной. Она продлится 16 лет, до 2034 года.

Это элементарная манипуляция. Тут не может быть никакой постепенности. Как только президент подпишет закон, всё общество тотчас окажется в новой для себя реальности. Будущее для каждого гражданина (кроме тех, кто уже на пенсии) поменяется в ту же секунду.

Вся «постепенность» заключена в разделении людей на сорта. Есть, допустим, два друга, учились в институте вместе на одном курсе. Потом вместе работали. Но один старше другого на год. У того, кто чуть старше, отберут почему-то меньше денег и времени, чем у того, кто младше. По какой причине? Почему это называют «постепенностью» и мягким вариантом – Бог весть. Чем гражданин 1960 года рождения лучше, чем гражданин 1961-го? Чем второй более провинился перед государством? Правительство на подобные вопросы не отвечает.

Но и без этих вопросов перед нами элементарное враньё. Вся «постепенность» для мужчин укладывается в пять лет, а для женщин – в восемь. Откуда взялся 2034 год? В этот год на пенсию должны выйти первые женщины 63-х лет. Но считать надо не по этой отсечке. А по 2026-му году, когда эти женщины должны были бы выйти на пенсию, если бы закон не был принят.

2. У нас образовалась демографическая дыра. Нынешние работники несут на себе непосильную ношу по содержанию пенсионеров. Поэтому этим работникам надо добавить по пять/восемь лет этой непосильной ноши, чтобы это изнеможение стало окончательным. Ведь никто не собирается снижать отчисления в ПФР с работающих граждан.

А о том, почему образовалась та самая дыра в демографии, лучше не вспоминать. А то губы статуи Ельцина в Екатеринбурге чудесным образом покроются черной икрой.

3. Средний возраст в стране вырос, а возраст выхода на пенсию остался прежним.

Даже если так (что у многих вызывает сомнения), то по сравнению со средним возрастом в СССР рост составил всего три года. А возраст выхода на пенсию поднимают на пять и восемь лет. Почему? Потому что ждут дальнейшего увеличения продолжительности жизни. А если его не будет? А будет, допустим, снижение? Пенсионный возраст опять понизят, или в обратную сторону такое не работает?

Так что если прогнозы окажутся чушью, никто за них всё равно не ответит. Никого не расстреляют. У нас XXI век и гуманизм. Такой, что никого даже не пожурят. Журить – это слишком жестоко.

3. У государства нет средств, чтобы содержать настолько огромную армию дармоедов.

«Армия дармоедов» аккуратно отстёгивала деньги в ПФР, пока была моложе и трудилась. Пенсии – это не благотворительность государства и не подачка с барского плеча. Это деньги, которые государство ежемесячно забирало у каждого работника, обещая вернуть обратно при достижении определенного возраста.

Допустим, вы кладёте в банк деньги на депозит на три года. Через три года ждёте денег с процентами, а вам говорят, что у банка нет возможности содержать дармоедов. Банк принял закон, и вернёт вам деньги только через шесть лет. Но без процентов, и меньше, чем вы положили. «Почему меньше?» – «А на что, как вы думаете, мы содержим сотрудников банка, которые сохраняют ваш вклад? А? Или они должны бесплатно корячиться?!»

Наш Пенсионный фонд так и поступает. Он собирает деньги на пенсии, забирая из них 18% на своё собственное содержание. Оклад руководителя ПФР – четыре миллиона в год. Потому что огромная ответственность на нём.

А господин Киселёв по телевизору сравнивает референдум о пенсиях с мифическим референдумом о раздаче бесплатной колбасы на улицах. Это не бесплатная колбаса, чудак на другую букву. Это колбаса, за которую заплатили и которую не хотят отдавать.

Да и потом если господину Киселеву так не нравится вопрос о пенсиях (хотя подобные референдумы в тех самых европейских странах, было дело, проводились), то есть другие интересные вопросы. Даже интереснее, чем о пенсиях. «Согласны ли вы с тем, что правительство РФ утратило доверие народа, должно быть отправлено в отставку, а его члены более не могут занимать никаких государственных должностей?» «Согласны ли вы с тем, что необходимо Госдуму распустить и назначить внеочередные выборы – в связи с утратой доверия у избирателей?» И т.д.

4. Во всех странах давно пенсионный возраст увеличили, и только мы одни в хвосте прогресса плетёмся.

Даже не знаю, что тут сказать. Ребенка спрашивают: «Почему ты это сделал?» Ребенок: «Да все в классе так делали» – «А если бы все из окна стали прыгать вниз головой, ты бы тоже прыгнул?»

В нашем детстве взрослые так и говорили в ответ на гнилую отмазку о «всех». У людей в правительстве было какое-то другое детство?

А ещё не так давно в цивилизованной Европе людей в печках жгли. Не в одной стране, а в нескольких. Убивали по национальному признаку. Нам тоже надо было подключаться к процессу? Цивилизация же. Не то что мы, лапотные. У них Гёте, Шиллер, мерседес и печки. А у нас что?

5. У людей есть силы, возможности и желание работать, а их вдруг – на пенсию.

Как будто нас до этих пор кто-то заставлял по достижении в 55-60 лет выходить на пенсию. Нет. Но была возможность выбора. Это раз. Когда люди продолжали работать, то получали к зарплате ещё и пенсию – это два. Получали вдобавок льготы. Это три. К старости жизнь становилась чуть легче. Ничего этого теперь не будет. Право людям заменили на обязанность, а деньги тупо отобрали.

 

Этот веселый хит-парад можно было бы продолжать, но всё и так уже сказано. Сказано и то, что бесконечное враньё с экранов и тупое продавливание «реформы» раздражают наше общество даже сильнее, чем сама «реформа». Потому что последствия закона нам ещё предстоит увидеть (если доживём), а враньё мы слышим уже сейчас с утра до вечера из всех щелей.

По материалам: http://publizist.ru/blogs/109433/26041/-

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *