Навальный все-таки агент Кремля или нет? И если да – ужасно ль это?

Трудно быть Навальным. Наденешь дешевую куртку, скажут: «Посмотрите на этого нищеброда! Даже куртку нормальную найти не может». Наденешь дорогую – «Посмотрите на этого буржуя! Щеголяет в дорогих шмотках, когда на Донбассе дети голодают».

Но вот самые излюбленные вилы: мол Навальный – оппозиционер ненастоящий, а кремлевская мурзилка; был бы настоящим – давно б сидел. Сажают брата Навального? Ну, не его же самого! Дают очередной административный арест? Ерунда, не уголовка ж! Если завтра ему выдадут двушечку общего, то умные блогеры напишут, что и это ничего не значит – настоящим оппозиционерам дают не меньше пятеры строгого (вы вон на Стомахина посмотрите).

Более всего это напоминает байку о том, как инквизиторы проверяли ведьм водой. Бросали связанную в воду: утонет – невиновна, выплывет – значит, ведьма (дьявол помог, не иначе). Вывод из всей этой конспирологической логики возможен только один: доверять никому нельзя, поэтому нужно сидеть дома и не чирикать.

Но давайте возьмем самый худший конспирологический сценарий: Навальный – агент Кремля. Что тогда получается? Замена шила на мыло? Но только если мы мыслим в парадигме «смены плохого царя на хорошего». А мыслить в этой парадигме не нужно – не то вы и ваши дети еще 50 лет будете отрабатывать барщину, а внукам, может быть, разрешат перейти на оброк.

Нет, настоящая цель – переход автократии к демократии. Что такое автократия? Это когда элиты грызутся под ковром, а вам (публике) достается лишь непредсказуемый итог принятия решений, на котором потом паразитируют мамкины инсайдеры и прочие блогеры. А что такое демократия? Это когда элиты грызутся публично по известным правилам, а вы (публика) выступаете в роли арбитра.

При автократии элиты могут воевать под ковром, но они достаточно едины, чтобы давить остальное общество. При демократии, наоборот, достаточно разобщены и воюют публично.

Как происходит переход от одного к другому? Это большая головная боль для политологов и экономистов. Согласно модели экономиста Мансура Олсона демократии вырастают из коалиции нескольких «государственных бандитов». Дуглас Норт в книге «Насилие и социальные порядки» рассматривают целый ряд необходимых базовых условий (для перехода к т.н. «порядку открытого доступа»). Но очевидно, что важным элементом является желание элиты или некоторой ее части перенести конфликт элит – то есть собственно «политику» – в публичное поле.

Кроме этого, конечно, еще требуется давление общества. Политолог Ларри Даймонд, изучавший опыт «цветных революций», также говорит, что, помимо широкой общественной коалиции, для успеха важен «раскол элит».

Так вот, к чему я? К тому, что если Навальный служит проектом какой-то «башни кремля» – это и означает тот самый «раскол элит». Как минимум есть какая-то часть элиты, которая хочет от подковерного способа решения конфликтов перейти к публичному (вряд ли из альтруистических мотивов, но это и не важно).

А следовательно есть шансы на настоящую мирную революцию и «демократический транзит». Ибо самой плохой и бесперспективной является ситуация, когда элиты не разобщены, а консолидированы против общества. Но в этом случае и Навального нельзя винить в том, что он «проект Кремля». Такой вот парадокс.

 

Михаил Пожарский

По материалам: http://publizist.ru/blogs/107559/20703/-

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *