Насиров — ритуальная жертва украинских коррупционеров

Насиров — ритуальная жертва украинских коррупционеров | Русская весна

Теперь в Украине по-настоящему пахнуло майданом.

Не майданом даже — майданы с маленькой буквы уже случались — а именно МАЙДАНОМ. Если раньше призывы радикалов собраться и высказать власти недовольство подвергались остракизму со стороны общественных лидеров — дескать, не время еще, война и, вообще, план-шатун — то сегодня вдруг высказался пресс-секретарь майданных демиургов Мустафа Найем.

Высказался с места в карьер — сразу про чай и хорошее настроение. И вслед за ним заплясали подданные князя мира сего помельче: Сергей Лещенко, Лиза Богуцкая, движение «Автомайдан». Даже легендарный комбат Семенченко пошел на компромисс с жителями города Конотопа — ведь кто знает, быть может, уже прямо завтра надо будет рвать когти на Киев, чтобы не прошляпить самое интересное.

Например, раздачу должностей в будущем, на этот раз уж по-настоящему народном, правительстве.

Объектом для побивания камнями стал малоизвестный до недавнего времени верховный мытарь Роман Насиров.

Причиной для такого оживления стала борьба с коррупцией, как и водится в нашей злосчастной стране. Ведь коррупция — наше все. Ее и победить надо, и в систему встроиться — иначе никак. Объектом для побивания камнями стал малоизвестный до недавнего времени верховный мытарь Роман Насиров. Оно-то понятно, мытарь — фигура коррупционная по определению.

Он отбирает честно нажитое, скажем, продавцами орешков с Троещинского рынка, на всякие проекты, в которых можно украсть — мосты и развязки, например. А торговцы орешками для Найема — вопрос болезненный, именно так его в свое время обозвал лоббист-тяжеловес Виктор Медведчук.

Да и дело Насирова сляпано по образу и подобию любимого нашими журналистами НАБУ — через одно место. К примеру, никого не смутил тот факт, что в момент ареста Насиров находился на стационарном лечении с диагнозом инфаркт, а уголовно-процессуальный кодекс категорически запрещает такие действия. Более того, конвенция по правам человека относит их к пыткам. Косил, скажете? Да, возможно.

Но ведь, как выяснилось, и Юлия Тимошенко в свое время косила. И все те, кто сегодня требует крови Насирова, за нее заступались, ссылаясь на эту самую конвенцию. Так заступались, что «злочинные» подчиненные Виктора Пшонки не рискнули предъявить ей обвинение в тот период, когда она находилась в стационаре. Тогда следователи написали рапорты на увольнение.

Однако, как гласит латинская пословица, что позволено таксисту — не позволено быку, что бы ни было написано в УПК.

Между тем, дело не только в болезни Насирова — настоящей или мнимой. В конце концов, покопавшись в делах главы ГФС можно было найти что-нибудь поинтереснее, чем рассрочка по выплате налогов частным компаниям.

Ну, или доказать факт получения отката с этой рассрочки. А так и состав преступления не очень-то понятен. Выдача подобных рассрочек не регламентирована жестко, а то, что была выдана опальному депутату Онищенко — так ведь не Захарченко же с Плотницким ее выдали и даже не Пшонке. Да и на момент получения рассрочки Онищенко еще не фигурировал в списках «врагов народа» и лично президента.

Между тем, если посмотреть на это дело не в юридической плоскости, а с точки зрения теории и практики цветных революций, то бездоказательность дела Насирова — не слабая, а сильная его сторона.

Ко всему, уголовное дело против Насирова — далеко не первый коррупционный скандал. И часто высокопоставленные фигуранты подобных скандалов оказывались совершенно безнаказанными — тот же друг Найема Сергей Лещенко, например. Или личный враг однофамильца Онищенко из Чечни, Игорь Мосейчук. Даже Генадий Корбан ушел безнаказанным. Даже Пашинский с лесной дороги!

А вот Насиров оказался почему-то последней каплей. Хотя дело, вероятнее всего, развалится в суде в силу отсутствия состава преступления.

Между тем, если посмотреть на это дело не в юридической плоскости, а с точки зрения теории и практики цветных революций, то бездоказательность дела Насирова — не слабая, а сильная его сторона.

Правосудию поставлена вилка: с одной стороны, посадить Насирова нельзя, ибо не за что, с другой — те, кто требует его крови, полны решимости. Любители чая и хорошего настроения готовы сутками дежурить у здания суда, а к судьям на дом уже выехал «Автомайдан».

При этом особые доказательства вины Насирова обществу предъявлять нет никакой необходимости, ибо в дремучем сознании пассионарных масс мытарь — обязательно жулик и вор. Даже если не из Донецка родом. А если еще и подкрепить дело публикациями с указанием цены на одежду и аксессуары Насирова и его супруги — часы за десять тысяч долларов, сумка за две, то уже и не важно, что тесть главы ГФС входит в списки журнала «Форбс».

Ибо «классовая ненависть» сильнее любого здравого смысла. Нет, я вовсе не отказываю права на существование классовой ненависти, она, признаюсь, мне самому не чужда. Вот только не Найему с Лещенко к ней взывать и не «Автомайдану» — на дорогих машинах и с младшим Гриценко во главе.

Читайте также: Судебная комедия в Киеве: главный налоговик освобожден, но выйти из здания суда боится (ВИДЕО)

Анатолий Борщаговский

По материалам: http://rusvesna.su/news/1488924082

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *