Наши промышленные корпорации эпохи деградации: жизнь через самопоедание

Каким образом наши госкорпорации ухитряются выживать при их крайне неумелом руководстве и откровенном паразитизме? Где они находят резервы?

Конечно, выжимая последние остатки из советских заделов, держа в нищете еще советские кадры и умело втирая очки демагогическому руководству страны, можно было продержаться какое-то время. Но проходят годы, а деградация продолжается прежними неспешными темпами. И это может длиться еще лет 10, вплоть до полного кадрового истощения вследствие вымирания последних советских инженеров и рабочих. Только после этого произойдут качественные изменения и будет утрачена способность изготавливать даже те военные и гражданские вещи, которые уже освоены серийно. И исправить что-то в рамках буржуазной парадигмы будет уже практически невозможно.

Механизм сохранения корпораций на плаву простой. Он обеспечивается самой природой отечественных корпораций – односторонней безответственностью. Т.е., с одной стороны, они полностью контролируют все свои предприятия и финансовые потоки (при необходимости, перенаправляя последние в любом нужном направлении). С другой – никак не отвечают за результаты деятельности каждого конкретного предприятия, легко банкротя разграбленные и разоренные производства по мере необходимости. Как бы пожирая самих себя по частям.

Такой экономический каннибализм корпораций может продолжаться вплоть до последнего действующего предприятия. Самоедская система выживания корпораций устроена примерно так.

1. На предприятие-жертву назначается свой (от корпорации) директор, который набирает непосильный объем работ и под него получает кредиты (под госгарантии) в каком-нибудь «карманном» банке.

2. Всю «прибыль», полученную таким образом, тратит на себя и на свою родную корпорацию, немножко денег выделяя непосредственно на выполнение работ.

3. Неизбежные провалы объясняются объективными обстоятельствами и заполировываются энергичным очковтирательством (а при необходимости, и коррупцией), на чем сотрудники головных офисов уже не одну собаку съели.

4. Когда все заказы окончательно проваливаются и кредиты возвращать нечем, предприятие банкротится (или спасается за государственный счет, а далее см. п.1).

 

При этом:

— Банк (как правило тесно связанный с руководством корпорации) доволен: кредиты у него брались под государственные гарантии, и он остается в выигрыше.

— Корпорация довольна: она прилично наварилась на этой афере и еще немного продлила свои мучения (и совсем ни в чем не виновата).

— Гендиректор доволен: он хорошо заработал за это время, даже если палец о палец не ударил, и самое худшее, что может с ним случиться, это увольнение.

— В проигрыше только рабочие погибшего предприятия, которые внезапно остаются без работы, и государство, которое остается без нужной ему продукции.

Конечно, в самых вопиющих случаях Правительство находит резервы и продлевает агонию, затыкая финансовые дыры в бюджетах банкротящихся предприятий. Но эти дыры тут же возникают вновь прежним путем.

Примеров такой разорительной промышленной политики хоть отбавляй. От постройки самолета Сепрджет, стадионов, космодрома Восточный по цене двух, трех, пяти смет с попутным воровством – до провала всех новаторских проектов типа Сколково и Роснано. И полное отсутствие каких бы то ни было подлинно отечественных промтоваров…

 

kajaleksei

По материалам: http://publizist.ru/blogs/107999/22441/-

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *