Марина Юденич. Расстановка точек над гробокопателями. Часть 1

Картинки по запросу Марина Юденич фото

Повторюсь — «Мемориал» опубликовал список 40 тысяч сотрудников НКВД эпохи «большого террора»

Об этой публикации говорили давно, и — так вижу — к ней готовили. 
Сначала В.Яковлев, который публично отрёкся от деда-чекиста. 
Отречься от серьёзных материальных и нематериальных благ, которые стали естественным продолжением карьеры деда и позволили внуку сделать успешную журналистскую карьеру, основать КомерсантЪ, продать КомерсантЪ и уехать на ПМЖ в Израиль — у героя — понятное дело — не получилось. 
Ну а дед — что? 
Дед — мёртвый. 
Он не спросит. 
Правда вопрос: стал бы герой — героем, не будь деда — повисает в воздухе.
Ну да ладно. 
Тогда же г-н Яковлев призвал покаяться всех нас. 
К слову уж, на ниве этого покаяния уже случались довольно забавные истории. 
Г-н Венедиктов — к примеру — вроде как деда-палача тоже признал, причём задолго до г-на Яковлева, но как бы даже с гордостью. 
«А отец, говорю, у меня генерал» 
В смысле, «а дед у меня служил в СМЕРШе, лично расстреливал и три (пять, семь) орденов Боевого Красного Знамени имел» 
Потом, правда, выяснилось что ни в каком СМЕРШе предок не служил, заседал в тройке Военного трибунала, из орденов — одна Красная Звезда и два Великой Отечественной войны I и II степеней. 
Ну не суть. 
Пусть потомок приврал, главное — покаялся. 
Потом на горизонте объявленного покаяния возник некто Денис Карагодин, занявшийся поисками тех, кто виновен в смерти его деда, расстрелянного в 38-м.
Нашилсь потомки «палачей» 
Одна экзальтированная дама расплакалась, покаялась и с г-ном Карагодиным публично примирилась. 
Впрочем, другие люди тоже кое-что нашли. 
В частности, выяснили, что расстрелянный дед г-на Карагодина участвовал в интервенции на стороне японских войск
И — в частности — «в составе сводного отряда из японских, американских, русских (белогвардейских, казачих) и китайских войск, под общим командованием генерал-майора Ямады и генерал-майора Юхары, принял участие в наступлении на территорию контролируемую большевиками – город Благовещенск, город Свободный и иные населенные пункты региона» 
Кое-что из «героической» деятельности отряда 

«1. …. 5. 18 января с. г. Василий Иванченко на разъезде Краевском арестован японским отрядом и расстрелян. 6. В июле 1919 г. японским отрядом отобрано имущество, принадлежавшее крестьянину д. Архангеловки, Успенской волости, Иманского уезда, Тарасу Коваленко, на 250 тыс. руб. 7. 8 февраля с. г. японским гарнизоном расстрелян в Черниговке, Никольск-Уссурийского уезда, ни в чем неповинный русский гр. Опанасенко. …. 9. 25 февраля с.г. японскими войсками убиты и расстреляны следующие лица: около разъезда Гедике ремонтный рабочий Федор Дворняк, на ст. Вяземской рабочий Иван Безкровный и путевой сторож 608 версты Гордей Цибунский с женою и двумя детьми….»

Вопрос о том, станет ли г-н Карагодин каяться перед потомками людей, расстрелянных сводным отрядом (хотя понятно, что у Гордея Цибунского, расстрелянного с женою и двумя детьми потомков не осталось), в котором воевал его дед — остаётся открытым.

Впрочем, всё это — как я полагаю — не более, чем белый шум, который должен был подготовить общество к сегодняшней публикации «Мемориала» 
Зачем она? 
В слова о гражданском примирении я не верю. 
Красивая цель, благородная — спору нет. 
Но красивые благородные истории не начинаются с иудиного греха. 
Отречения и предательства. 
В другом тут дело. 
Нас хотят заставить испытать чувство вины. 
Дескать, живём в такой стране — у каждого в родстве обязательно затесался какой кровавый палач. 
Потому — плачем, отрекаемся, каемся. 
Причём, ведь понятно — отречься нам предлагают не только и не столько от своих дедов и прадедов, сколько — от прошлого вообще. 
И отрекаясь, признать его преступным. 
А раз прошлое у страны преступное, то и никакого величия нет быть не может. 
Сидеть, молчать, бояться и каяться, каяться, каяться. 
Всем. 
Такая примерно конструкция. 
По существу. 
В гражданском противостоянии — а первая половина XX в России сложилась из революции, гражданской войны и их прямых последствий — нет правых и виноватых. 
Нет победителей и побеждённых. 
Нет абсолютных героев. 
Нет рыцарей. 
Нет праведников. 
Преодолеть этот национальный разлом смогла Великая Отечественная, когда перед лицом общего врага нация отринула внутренние распри. 
Потом было много всего. 
Монолит снова треснул и почти раскололся. 
Но — слава Богу! — почти. 
Крым, юбилей Победы, которую тоже пытались — и пытаются — отнять и опоганить, снова сплотили нас в условный и безусловный Бессмертный полк. 
Ну так надо расколоть. 
Ничего действеннее гражданского противостояния до сих пор никто не придумал. 
Вот — стараются.
Простите за пафос и некоторую схематичность, но я вижу это именно так.

Источник

По материалам: http://publizist.ru/blogs/108109/15869/-

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *