«Брачные игры» министров с нефтяниками

В коллекции странных предложений Минэкономразвития (МЭР) пополнение. Еще совсем недавно ведомство предлагало изыскать 600 млрд руб. за счет отмены налоговых льгот для нефтяных компаний. В итоге последним удалось упросить правительство не увеличивать финансовую нагрузку больше чем на 200 млрд руб., еще около 100 млрд руб. придется в 2016 году заплатить «Газпрому» в виде дополнительного налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ). Но даже несмотря на такие «жертвы», в бюджете России по-прежнему зияет дыра примерно в 1 трлн руб., которую МЭР вновь предложило наполнить… за счет нефтяников. Правда, на этот раз им предлагается сделать это добровольно. В искренность такого предложения в отрасли не верят.

Диалог глухих

Суть новой инициативы ведомства Алексея Улюкаева сводится к тому, чтобы продавать нефтяникам льготы на разработку истощенных месторождений в Западной Сибири. Притом речь идет не о самых истощенных участках, которые и сегодня получают льготу до 70% от НДПИ, а о тех, которые еще могут поработать лет 10–15, то есть истощены менее чем на 80%. Сегодня добыча на этих участках снижается примерно на 3–4% в год в связи с тем, что инвестировать туда невыгодно.

Согласно логике министерства, платные льготы, с одной стороны, позволят наполнить казну, с другой — принесут дополнительные налоговые поступления в более отдаленной перспективе, после того как нефтяники предположительно инвестируют те средства, которые им удастся сэкономить. То есть речь идет о всесторонней выгоде для государства, что хорошо. Но при этом Улюкаев явно забывает о выгоде тех, кто должен приобретать «налоговые фьючерсы».

По словам директора Фонда энергетического развития Сергея Пикина, сейчас наблюдается институциональный кризис доверия к экономической и налоговой политике властей. В такой ситуации платить за будущие поблажки просто рискованно — можно не вернуть даже вложенные средства. Тем более что в своих предложениях, представленных на президентской комиссии по ТЭК в октябре, МЭР даже не прописал механизмы какого-либо законодательного регулирования новых льгот, не говоря уже о том, какие гарантии получат их покупатели. В общем, предложение МЭРа, которое, кстати, в «ЛУКОЙЛе» откровенно назвали сырым, отлично продемонстрировало полное отсутствие взаимного доверия между бизнесом и экономическим блоком правительства, что делает подобные инициативы заведомой имитацией заботы о бюджете. Многое также говорит о профессиональных качествах наших чиновников и шкале приоритетов нефтедобытчиков и прочих недропользователей (интересы страны и экономическая устойчивость государства в нее вряд ли попали).

Дай миллион

Цена вопроса для нефтяников — в случае если инициатива МЭР будет поддержана — составит 20–30 млрд долларов за 2016–2018 годы. На сегодняшний день деньги на подобные приобретения есть только у «Сургутнефтегаза», на счетах которого скопилось более 30 млрд долларов, а также у «ЛУКОЙЛа», однако последний еще и проводит масштабную инвестпрограмму. Что же касается «Роснефти», то компания сейчас сильно закредитована и вряд ли смогла бы поучаствовать в пополнении бюджета таким способом.

Тем не менее МЭР настаивает на том, что выгода для компаний превысит все затраты, и заключается она в сохранении налогового режима на 5–10 лет вперед. В этом подходе — вся суть абсурдной политики МЭРа по отношению к бизнесу, в которой все основные экономические понятия и закономерности искажены или вовсе поставлены с ног на голову. Ликбез для министерства: стимулировать инвестиции в национальную экономику возможно лишь при условии стабильных правил игры. А у нас наоборот: Россия рискует стать первой страной мира, в которой компаниям придется эту стабильность покупать.

Кстати, генеральный директор одной из компаний, близкой к экономическим властям, без обиняков заявил «Русской планете», что инструмент продажи налоговых льгот может оказаться интересной идеей — если компании смогут торговать налоговыми преференциями между собой. И никого особо не волнует, что свободная торговля государственными (!) льготами уже в обозримой перспективе приведет к гораздо более серьезным дырам в бюджете, чем те, которые сегодня пугают главу МЭРа Алексея Улюкаева и Минфина Антона Силуанова.

Министерство мусора

«Эта инициатива — очередной раунд борьбы между Минфином, с одной стороны, и МЭРом — с другой в дискуссии, где взять деньги при сокращающихся доходах от нефтегазовой отрасли», — предположил Федор Жердев, начальник отдела промышленной политики RAEX (Эксперт РА). По его словам, скорее всего, в конкретный нормативный акт она так и не выльется. «Дело до практической реализации этой инициативы может и не дойти. Возможно, будут придуманы более оптимальные механизмы, чем такие усложнения», — соглашается руководитель аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности Александр Пасечник. И, кажется, это и есть главная задача чиновников от экономики на данный момент — максимально все усложнить. Сыпать дурацкими и запутанными инициативами, обсуждать их, дорабатывать и перерабатывать, спорить с другими ведомствами — и в конечном итоге ничего не делать. А со стороны кажется, что в правительстве идет напряженнейшая работа над поисками путей выхода из кризиса.

Кроме того, бесконечный поток бестолковых идей отлично справляется с задачей «замусоривания» информационного поля и в конечном итоге общественного сознания. За этой кучей мусора как бы и не видно одного простого и очевидного, но единственно верного решения сразу двух проблем: налогообложения «нефтянки» и увеличения доходов бюджета. Это национализация отрасли и передача всей прибыли (именно всей, а не части, как это происходит сейчас) от извлекаемых из наших недр ресурсов в казну. Только при таком раскладе выиграет страна, а не чьи-то частные интересы. И именно по этой причине и чиновники и нефтяники делают все, чтобы этого не случилось.

Источник новости

По материалам: https://cont.ws/post/146529

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *